Сибирский ёж (belyaefff) wrote,
Сибирский ёж
belyaefff

Categories:

Про Николаевскую крепость

В 1752 году из Омской крепости, на запад в дикую степь вышло несколько вооружённых русских отрядов. Рассредоточившись на протяжении несколько сот вёрст эти отряды стали возводить невиданные для этих мест укрепления – крепости, редуты и маяки. Девственная земля Ишимской равнины покрылась геометрически правильными фигурами – построенные по системе французского инженера Вобана русские оборонительные сооружения были призваны обеспечить безопасность поданных Российской Империи от налётов джунгарских и киргиз-кайсацких кочевников.

Так начиналась Тоболо-Ишимская укреплённая линия, давшая мощный толчок русскому освоению Прииртышья. Сенатским указом 1752 года повелевалось:

«1. Вести линию только одним строением крепостей, редутов и между ними маяков, а именно: составить её из 2 крепостей шестиугольных, 9 крепостей четырёхугольных, 33 редутов, 42 маяков.
2. Для поселения и работы регулярных и нерегулярных войск 3642 человека употребить из тамошних гарнизонных и служилых казаков и татар, которые могли те крепости и прочее строить без платы из казны Ея Императорского Величеств денег заработанных»
.

Три года продолжалось строительство, и в 1755 году новая Тоболо-Ишимская (она же Пресногорьковская) линия была закончена. От Тобола до Иртыша, от Звериной головы до Омска, на 584 версты протянулась цепь крепостей и редутов, прорезая прямой линией древнюю сибирскую степь.




На территории современной Омской области находятся остатки двух из девяти крепостей Линии – Покровской и Николаевской. И если Покровская крепость более-менее изучена (хотя и по ней информации не так уж много), то Николаевская практически неизвестна.

Николаевская крепость была построена в 1752-1755 гг., одновременно с другими укреплениями Тоболо-Ишимской (Пресногорьковской) линии. Однако уже в 1761 году она была перенесена на другое место, ближе к источнику пресной воды – большому круглому озеру. Где находилась первоначальная крепость – историческая загадка. Правда, есть сведения, что расстояние от старой до новой крепости составляло примерно 4 версты, но куда отчитывать эти вёрсты – неизвестно. Рискну предположить, что отсчитывать надо на юг, к солёным озерам Камышловского лога, поскольку укрепления всегда строили вблизи водоёмов, а причиной переноса крепости стала как раз нехватка пресной воды. Вполне возможно, что первая крепость находилась в районе современных деревень Звездино и Гофнунгсталь, но сколько я не рассматривал спутниковые снимки окрестностей этих населённых пунктов, так ничего похожего на рвы и бастионы не увидел. Вполне возможно, что они были уничтожены в середине ХХ века, в годы хрущёвского поднятия целины, когда под тотальную распашку попало практически всё Прииртышье.




Кстати о спутниковых снимках. Благодаря этому инструменту, доступному сейчас любому школьнику, можно в очередной раз пнуть наших кандидатов и докторов от истории, научная работа которых заключается в перепечатывании друг у друга всевозможных ляпов. Не обошли эти ляпы и Николаевскую крепость. Так вышло, что в 1970-е годы изучением Пресногорьковской линии отчего-то заинтересовался омский профессор географии Фиалков (1909-1995) – глыба и матёрый человечище, оставивший весьма значительный след в научной жизни Омска. Будучи весьма пробивным человеком, он сумел заполучить для своих экспедиций ни много, ни мало, а целый самолёт с геодезическим оборудованием, с помощью которого были сделаны аэрофотоснимки почти всех восточных укреплений Тоболо-Ишимской линии.

По итогам экспедиций Фиалков пишет статью «Горькая линия военных укреплений» (Записки по краеведению Омской области. Омск, 1972. С. 52-61), где почему-то делает две грубейшие, ничем не объяснимые ошибки. Во-первых, он указывает, что Николаевская крепость располагается на северо-западной окраине селения Николаевка, хотя одного взгляда на карту достаточно, чтобы определить, что крепость располагается на юго-востоке.




Во-вторых, он пишет, что «на южной стороне крепость имела вспомогательное наружное укрепление — кронверг, который хорошо читается на снимке». На снимке действительно хорошо читается вспомогательное наружное укрепление, вот только это никакой не кронверк. Кронверк – это внешний бастион и два полубастиона на флангах, на плане похожие на корону (отсюда и название: Kronwerk (нем.) – коронообразное укрепление).




В Николаевской же крепости имелся равелин (лат. ravelere – отделять) – фортификационное сооружение треугольной формы, располагавшееся перед куртиной впереди крепостного рва в промежутке между бастионами, служащее для перекрёстного обстрела подступов к крепостному обводу и поддержки своим огнём соседних бастионов.




Ни один историк не усомнился в словах Фиалкова и вот уже сорок лет (!) по научным статьям, монографиям, диссертациям и энциклопедиям гуляют «северо-запад Николаевки» и «кронверг». Дошло до того, что даже на Викимапии какой-то пользователь поместил крепость не на хорошо видимые контуры валов и рвов на юго-востоке Николаевки, а на северо-запад, прямо на дома жителей (!?), где никогда никакой крепости не было.




Забавные всё-таки люди эти историки. Сидят себе по кафедрам, да пишут статьи на основании трудов таких же кабинетных исследователей. О логике, здравом смысле и прочих скучных вещах историки не задумываются – раз у авторитетного учёного N написано так, значит, так оно и было. То, что слова N могут противоречить законам экономики, физики или географии, в расчёт не принимается, ведь авторитетные учёные никогда не ошибаются. После подобных случаев начинаешь понимать, что академик Фоменко сотоварищи, наверно, не так уж и неправ с его критикой официальной историографии.

Впрочем, мы отвлеклись. Что представляла из себя Николаевская крепость? Это был квадрат с изломанными внутрь сторонами, с бастионами по углам. Ров вокруг крепости достигал ширины 13 метров (если верить Фиалкову), а на валу стояли стены и башни из берёзового леса. В 1765 году командующий Сибирскими линиями генерал-поручик Шпрингер затеял перестройку вверенных ему укреплений в соответствии с последними достижениями европейской фортификации. Деревянные стены крепостей и редутов заменялись земляными, ярусная фортификация замещалась продольно-фланковой, перестраивались внутренние сооружения.




Именно тогда Николаевская крепость получила южный равелин, что стало резко отличать её от других крепостей Пресногорьковской линии, получивших по четыре равелина и превратившихся из четырёхугольных в восьмиугольные. В связи с этим, можно сделать вывод, что Николаевская крепость была реконструирована по уникальному проекту, в то время, как остальные крепости Новой линии перестраивались по типовому образцу.




Внутри крепости находились обычные для того времени сооружения: пороховой погреб, провиантский магазин, казармы, конюшни, кладовые, избы и светлицы. Общая площадь крепости составляла около 41 000 кв. м. На валу стояли пушки, а гарнизон был весьма немногочисленным – около 70 человек. Быт его практически не отличался от быта гарнизона Белогорской крепости, описанной Пушкиным в «Капитанской дочке» – охрана границы, борьба с шайками кочевников, дозоры, походы, караулы. В перерывах между службой – охота, рыбалка, сенокос и т.п. Также обитатели Линии занимались популярным тогда в Сибири промыслом – раскапыванием древних курганов, оставшихся от сарматской культуры. Дело это было весьма прибыльным, но и крайне опасным.

Словцов пишет: «Несмотря на испытанные и повременно испытываемые беды, наши удалые крестьяне, искатели кладов, не переставали уезжать за границу, где понаслышке узнавали о существовании древних могил. Бывало, что в то время, как рылись они в буграх, киргизские наездники убивали их на месте или брали в полон. В июле 1764 года по случаю подобных несчастий, опять накрепко подтверждено, как и прежде, в 1727 году, повелевалось, чтобы никто из сибиряков тайно в степь не выходил».




Отношения русской администрации с киргизами (так тогда называли казахов) – тема отдельной статьи. Снова процитирую Словцова: «Сколь ни малы описываемые опасности и беспорядки, в сравнении с теми бедствиями, какие в то же время деланы шайками Малой орды по Уйской и Уральской линиям, генерал-поручик Шпрингер, с 1763 по 1771 год поставивший линию Сибирскую в почтение как устройством ея, так и неослабным наблюдением, строго предписал не допускать кочевьев Средней орды ни в какое время к нашей границе ближе 10-верстного расстояния. Непослушные из киргизов усмирялись военною рукою, ополименные в винах наказывались телесно, и граница наслаждалась спокойствием и безопасностию. Филантропия утешительна, достохвальна, когда те, которых щадят, умеют искренно ценить любовь мудрую».




Строительство Тоболо-Ишимской линии вызвало резкое увеличение численности русского населения в Прииртышье. Здесь на благодатных степных чернозёмах, под защитой крепостей и редутов стали селиться крестьяне-переселенцы, ссыльные, состарившиеся солдаты и казаки. Ещё вчера одинокие в безбрежной степи укрепления стали обрастать посадами, обрабатываемыми полями, дорогами. В 1776 году близ Николаевской крепости была построена первая деревянная церковь Святителя Николая, а небольшое поселение стало стремительно превращаться в богатое село.

Разношёрстное население Пресногорьковской линии (от ссыльных поляков до отбывающих воинскую повинность башкир) по обычаю того времени было повёрстано в казаки. В 1808 году Император Александр I утвердил Положение о Сибирском казачьем войске, которым разбил казачье население Линии на отделы, станицы и посёлки. Станица Николаевская стала центром крупного территориального формирования, куда вошли посёлки Первотаровский, Лосевский, Солёноозёрный, Волчанский, Покровский, Курганский, Орловский и др.




Конец XIX – начало ХХ века – это время расцвета Николаевки и сибирского казачества в целом. В 1879 году, когда в грузинском городе Гори у сапожника Виссариона Джугашвили родился сын Иосиф, в Николаевской станице уже насчитывалось 185 дворов, 962 жителя обоего пола, имелась церковь, два станичных училища: мужское и женское. В сентябре и декабре проводилось две ярмарки, обороты которых достигали сорока тысяч рублей. Также имелось 53 лавки, 2 кузницы, 15 мельниц, 2 питейных заведения и почтовая станция.

В станице насчитывалось 475 лошадей, 665 голов крупного рогатого скота и 1096 голов мелкого скота. К 1914 году поголовье крупного рогатого скота выросло до 5000 голов. Некто Бредихин имел в станице собственный конный завод, на котором разводил лошадей английской породы.




К началу Первой Мировой войны в Николаевке функционировали фельдшерский пункт, несколько маслодельных и кирпичных заводов. Пашни имелись почти у всех домохозяйств – ежегодно из станицы вывозилось до 20 тысяч пудов хлеба… В общем, типичная картина «России, которую мы потеряли».




Прошёл век. Чем же сегодня живёт бывшая казачья станица Николаевская и в каком состоянии находится крепость?




Дорога от Омска до Николаевки находится в более-менее нормальном состоянии. Сначала это трасса М51, ехать по которой одно удовольствие – ни колдобин, ни фур, ни гаишников. Затем – несколько километров плохого асфальта и перед взором наблюдателя открывается большое заросшее озеро с притулившимися на берегах серыми покосившимися домами.




На северо-западной оконечности Николаевки (там, куда последователи Фиалкова помещают крепость) находится засеянное поле и остатки когда-то большого сада. Вокруг – берёзовые перелески, луга со степной растительностью, крики перепелов.










На деревенских улицах полно брошенных домов, бурьян растёт везде, где только можно и нельзя, водопровода и газа нет и никогда не было. Типичная сибирская деревня эпохи суверенной демократии.










Типичный житель современной сибирской деревни в свои 56 лет выглядит на 76.




По словам аборигенов, Николаевка целиком живёт на привозной воде. Из озёра воду не берут, колодцы не копают – вода в них всегда солёная. На дворе, напомню, XXI век, а первые водопроводы, если верить историкам, появились тысячи лет назад, в Древнем Риме. Николаевское озеро назвать живописным не поворачивается язык - его берега покрыты мусором, а водное зеркало во многих местах заросло тростником.










Где же станичное правление? Где маслодельные и кирпичные заводы? Где лошади английской породы? Нет ничего.












От былой истории Николаевской станицы Второго отдела Сибирского казачьего войска сохранилось только здание торговой лавки 1906 года постройки.










Не верьте вывеске - никакого магазина "Станичник" в Николаевке давно нет. Старинное здание стоит заколоченным и постепенно разрушается. Принадлежит оно одному из местных жителей, который живёт неподалёку и охраняет его уникальные ворота от собирателей металла.












В советское время к лавке зачем-то пристроили какие-то сени, изуродовав первоначальный вид здания.








При хорошем уходе подобный дом может простоять не одну сотню лет. Боюсь, это не про Николаевку. Красивый старинный памятник медленно умирает и никому нет до него дела.






Валы и рвы Николаевской крепости находятся в довольно неплохом состоянии. Правда, часть её территории занята усадьбой какого-то местного жителя, но это особо не мешает.








Ров вдоль северо-восточной стены наполнен цветущей водой, а вдоль юго-восточной зарос деревьями.




Определить на месте, где стояли крепостные сооружения, вроде провиантского магазина или конюшен, невозможно – мешает трава, а плана крепости в Интернете нет. Археологи-любители часто посещают Николаевку и оставляют после себя кучки вывороченной земли, но никто из них не делится информацией о найденных там артефактах. А ведь за 250 лет там наверняка накопилось много интересного.








Мне надоело это писать, но в очередной раз приходится констатировать полное и тотальное равнодушие как нашего государства, так и общества в целом, к собственной истории. Будь Николаевская крепость расположена не в Прииртышье, а где-нибудь на Техасщине, это был бы процветающий туристический объект. Предприимчивые американцы восстановили бы крепость со всеми её постройками, местные жители в костюмах казаков и кочевников устраивали бы красочные шоу с рубкой на саблях и стрельбой из старинных пушек, а многочисленные туристы в неподалёку расположенном магазине сувениров скупали бы заячьи тулупчики и лисьи малахаи...




Сегодня про Николаевскую крепость знают либо историки, специализирующиеся на Сибири XVIII века, либо «чёрные копатели», либо блоггеры-краеведы. Широкой общественности Николаевка не известна. Министерство культуры Омской области тратит бюджетные миллионы на никому не нужные «Праздники Севера», но не может найти денег на установку в крепости информационного знака и дорожного указателя на трассе М51.




Что ждёт Николаевку в будущем? Боюсь, что ничего хорошего. Ещё 10-20 лет и про старинную казачью станицу будут помнить только неравнодушные к истории люди. Жители разъедутся, дома частью разрушатся, частью будут вывезены, а о славном прошлом будет напоминать лишь обвалившаяся и осыпавшаяся крепость – памятник военной доблести, мужеству и упорному труду предков.




Смотрите также:

- Покровская крепость;
- Лосев редут;
- Камышловский лог.
Tags: География, История, Культура, Общество, Сибирь, Тоболо-Ишимская линия, Фото, Экспедиции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 123 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →